Товаров:
На сумму:

Электронная библиотека диссертаций

Доставка любой диссертации в формате PDF и WORD за 250 руб. на e-mail - 20 мин. 800 000 наименований диссертаций и авторефератов. Все авторефераты диссертаций - БЕСПЛАТНО

Расширенный поиск

Коррупционные преступления: отраслевое и межотраслевое согласование норм

  • Автор:

    Марьина, Евгения Владимировна

  • Шифр специальности:

    12.00.08

  • Научная степень:

    Кандидатская

  • Год защиты:

    2010

  • Место защиты:

    Самара

  • Количество страниц:

    243 с.

  • Стоимость:

    250 руб.

Страницы оглавления работы

Содержание
Введение
Глава 1. Категория «коррупция» и ее формы в доктрине, международном праве и национальном законодательстве
1.1. Коррупция как криминологическая и правовая категория, ее юриди-ко-догмагические концепты и формы
1.2. Антикоррупционный инструментарий современного международного права
1.3. Комплексное законодательство России о противодействии коррупции
Глава 2. Коррупционные преступления по уголовному нраву России и некоторых зарубежных стран
2.1. Понятие и виды коррупционных преступлений в уголовном праве России
2.2. Ответственность за коррупционные преступления по уголовному законодательству некоторых зарубежных государств
2.3. Проблемы совершенствования уголовно-правовых норм о коррупционных преступлениях и практики их применения
Глава III. Проблемы согласования норм о коррупционных преступлениях и проступках
3.1. Коррупционные преступления и коррупционные административные правонарушения: сравнительно-правовой анализ
3.2. Проблема соотношения коррупционных преступлений и коррупционных дисциплинарных нарушений
3.3. Вопросы согласования уголовно- и гражданско-правового регулирования в сфере противодействия коррупции
Заключение
Список использованных источников
Приложение

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Одна из глобальных политикоправовых задач, стоящих перед Россией в XXI веке, - эффективное противодействие коррупционным преступлениям и иным правонарушениям в сфере властеотношений. Президент Российской Федерации в послании Федеральному Собранию Российской Федерации 2009 г. указал, что коррупция выступает в качестве одного из главных барьеров на пути развития современного общества'. В настоящее время российское государство переходит от фрагментарных, несистемных попыток противодействия коррупции к комплексной антикоррупционной политике. В Стратегии национальной безопасности до 2020 г. подчеркивается, что формирование и усовершенствование целостной совокупности мер по снижению уровня коррумпированности общественных отношений является одним из приоритетных направлений государственной политики2.
Коррупция - сложное криминальное явление, детерминированное множеством факторов самой различной природы (культурно-исторических, экономических, политических, организационно-управленческих, социально-психологических, идеологических и др.). Соответственно, антикоррупционная политика должна носить комплексный характер и реализовываться с помощью разнообразных общественных механизмов и правовых средств различной отраслевой принадлежности. При этом приоритет следует отдать первым, ибо основные детерминанты коррупции находятся в области функционирования экономических и политических институтов, в социальной и культурной сферах. Антикоррупционная стратегия должна строиться на применении упреждающих мер и отдавать первостепенное значение общепревентивным подходам.
Между тем сокращение причин и условий, порождающих коррупционное поведение, необходимо подкреплять повышением риска коррупции (эффектив-
' См.: Послание Президента Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября 2009 г. // Рос. газета. 2009. 13 ноября.
: См.: Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 // Рос. газета. 2009. 19 мая.

ным преследованием коррупционеров). При правовом противодействии коррупции целесообразно использовать комплекс правовых средств разнообразной отраслевой природы, обеспечивая их согласованное применение.
Немаловажное значение в сфере противодействия коррупции принадлежит уголовно-правовым средствам. Несовершенство уголовного законодательства о коррупционных преступлениях негативно сказывается па практике его применения. По-прежнему остается необоснованно зауженным круг субъектов преступлений, предусмотренных гл. 30 УК РФ. Так, несмотря на повышенную опасность уголовно-противоправного поведения руководителей государственных и муниципальных предприятий, законодатель не включает их в круг должностных лиц. Государственные и муниципальные служащие, не относящиеся к числу должностных лиц, несут исключительно дисциплинарную ответственность за получение незаконного вознаграждения от третьих лиц, в том числе и тогда, когда указанное служебное поведение носит систематический характер. Корыстное должностное поведение (ч. 4 ст. 290 УК РФ) продолжает признаваться законодателем более опасным, чем насильственные действия служебного характера (ч. 3 ст. 286 УК РФ). Кроме того, в национальном законодательстве не реализован ряд положений международных конвенций о противодействии коррупции.
Доктринальная разработка проблемы диктуется и реальной криминологической ситуацией. За последние двадцать лет наблюдается тенденция к росту числа зарегистрированных преступных посягательств коррупционной направленности. Так, число выявленных фактов взяточничества по стране в 1990 г. составило 2,7 тыс., в 1995 г. - 4,7 тыс., в 2000 г. — 7 тыс/, в 2005 г. — 9821, в 2007 г. - 11616, в 2009 г. - 13141, в первом полугодии 2010 г. - 84184. Имеет место и обратная тенденция, число зарегистрированных преступлений но ст. 204 УК РФ
3 См.: Сайт Федеральной службы государственной статистики: Российский статистический ежегодник - 2007 г. [Электронный ресурс]. 11ир:/Лууу.цк5.ги/Ь§(1/гец1/Ь07_13/155У\,\,.ехе/512/а03/10-01.Ыт (дата обращения: 06.06.2010). •
4 Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации [Электронный ресурс]. иКЬ: 1Шр://шма'.ту<1.ги/81а(5/?раце=0 (дата обращения: 06.06.2010).

Еще один документ в области противодействия коррупции - Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию от 4 ноября 1999 г.49. В статье 2 этого международно-правового акта дается определение общего понятия коррупции, как просьбы, предложения, дачи или принятия, прямо или косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества или обещания такового, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности, или поведение, требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или обещания такового.
Из приведенного определения можно сделать вывод, что коррупция в этой Конвенции трактуется весьма узко и, по сути, сводится к взяточничеству и иным разновидностям «коррупционных сделок». Однако, как и по смыслу предыдущей Конвенции Совета Европы от 27 января 1999 г., коррупция считается наказуемой не только в случае принятия или дачи взятки или любого другого ненадлежащего преимущества, но и в случае предложения либо обещания любой выгоды. В отличие от взяточничества в смысле российского уголовного права рассматриваемая Конвенция указывает, что выгода, полученная в результате противоправного коррупционного деяния, может выступать в виде1 любого ненадлежащего преимущества. Она не сводится только к материальным (имущественным) ценностям и может иметь неимущественный характер. Кроме того, Конвенция Совета Европы от 4 ноября 1999 г. не указывает на то, кто может выступать субъектом коррупционного противоправного деяния. Из самого определения коррупции вытекает лишь то, что коррупция искажает «нормальное выполнение любой обязанности». Данный термин не раскрывается, из чего следует достаточно широкий круг возможных субъектов коррупционного правонарушения.
В ст. 8 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г.50 рекомендовано криминализировать обещание,
4,) Сч.: Жданов Ю.Н., Лаговская Е.Н. Европейское уголовное право. Перспективы развития (Серия европейских договоров №174). М.: Издательство «Международные отношения», 2001. С. 214-216.
См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 40. Ст. 3882.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Время генерации: 0.153, запросов: 962