Товаров:
На сумму:

Электронная библиотека диссертаций

Доставка любой диссертации в формате PDF и WORD за 250 руб. на e-mail - 20 мин. 800 000 наименований диссертаций и авторефератов. Все авторефераты диссертаций - БЕСПЛАТНО

Расширенный поиск

Уголовно-правовое значение фактической ошибки при квалификации преступлений против жизни

  • Автор:

    Спиридонова, Людмила Эдуардовна

  • Шифр специальности:

    12.00.08

  • Научная степень:

    Кандидатская

  • Год защиты:

    2013

  • Место защиты:

    Санкт-Петербург

  • Количество страниц:

    259 с.

  • Стоимость:

    250 руб.

Страницы оглавления работы


Оглавление
ВВЕДЕНИЕ
Г ЛАВА 1. Фактическая ошибка в уголовном праве
(сравнительно-правовой анализ)
1Л Учение о фактической ошибке в истории отечественного уголовного права
1.2 Учение о фактической ошибке в уголовном праве зарубежных государств....26 ГЛАВА 2. Фактическая ошибка в преступлениях против жизни в уголовном праве Российской Федерации (понятие, признаки, классификация)
2.1 Понятие и признаки фактической ошибки в преступлениях против жизни
2.2 Фактическая ошибка в объекте преступлений, посягающих на жизнь человека
2.3 Фактическая ошибка в личности потерпевшего
2.4 Фактические ошибки в признаках объективной стороны преступлений, посягающих на жизнь человека
2.5 Фактические ошибки в наличии обстоятельств, исключающих преступность
деяния
ГЛАВА 3. Правила квалификации преступлений против жизни при наличии
фактических ошибок
3.1 Квалификация действий лица в условиях фактической ошибки в объекте при
совершении посягательства на жизнь
3.2Квалификация действий лица при ошибке в личности потерпевшего
3.3 Квалификация действий лица при заблуждении в обстоятельствах, характеризующих объективную сторону преступлений против жизни
3.4 Уголовно-правовая оценка действий лица при заблуждении относительно
наличия обстоятельств, исключающих преступность деяния
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЧЕСИЙ СПИСОК
ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования обусловлена тем, что при совершении преступных деяний, посягающих на жизнь человека, лицо может ошибаться в тех или иных его обстоятельствах, и допускаемая ошибка может существенным образом влиять на содержание вины, а значит и на пределы уголовной ответственности.
В научных публикациях практического характера, посвященных проблемам квалификации преступлений против жизни, нередко встречаются рекомендации о необходимости квалифицировать действия лица по правилам о фактической ошибке, однако, о каких именно правилах идет речь и что под ними подразумевается, зачастую не раскрывается.
Принимая решения в условиях отсутствия уголовно-правовых норм о фактической ошибке, следователи, государственные обвинители, судьи и иные категории правоприменителей испытывают серьезные трудности.
Отсутствие четких правил квалификации действий лица, совершившего преступление против жизни при фактической ошибке, приводит к тому, что правоприменительные решения зачастую содержат противоречивые выводы, основанные на многочисленных, часто небесспорных концепциях, что создает условия для неограниченного усмотрения правоприменителей в процессе уголовного судопроизводства и влечет нарушение основных принципов уголовного права - законности, справедливости, а также равенства граждан перед судом.
Изучение и анализ прокурорско - следственной и судебной практики, а также проведенное диссертантом социологическое исследование показывают, что в правоприменении допускаются многочисленные ошибки при уголовноправовой оценке деяний, связанных с причинением смерти потерпевшему, при заблуждении относительно обстоятельств, характеризующих объективные признаки преступления.

В уголовно-правовой литературе отдельные вопросы, относящиеся к феномену фактической ошибки, рассматриваются, как правило, в разделах, посвященных субъективной стороне преступления (вине), либо в разделе о неоконченном преступлении. Предлагаемые в данных разделах правила квалификации содеянного в условиях фактической ошибки, не отражают все особенности проявления фактических ошибок в преступлениях против жизни, в том числе не учитывают особенности конструкции отдельных составов преступлений, посягающих на жизнь человека.
По изложенным основаниям вопросы квалификации действий лица, совершившего посягательство на жизнь в условиях фактической ошибки, требуют четкого и последовательного осмысления на теоретическом уровне.
Степень научной разработанности проблемы. Следует отметить, что работ, посвященных исследованию субъективной стороны преступления (без чего невозможно исследование фактической ошибки), в мировой уголовноправовой литературе немало. В российском уголовном праве проблемы квалификации преступлений при фактической ошибке рассматривали такие основоположники этой науки, как: Л. С. Белогриц-Котляревский, И. 3. Геллер, А. Ф. Кистяковский, Э. Я. Немировский, Н. С. Таганцев, Г. С. Фельдштейн и другие.
В последующем внимание рассматриваемому уголовно-правовому феномену уделяли: Л. А. Андреева, С. В. Бородин, Б. В. Волженкин, П. С. Дагель, И. Я. Козаченко, А. П. Козлов, Н. И. Коржанский, С. М. Кочои, Л. Л. Кругликов, В. Н. Курченко, А. В. Наумов, Б. С. Никифоров, В. А. Номоконов, А.
A. Пионтковский, А. Н. Попов, А. И. Рарог, В. П. Ревин, Н. К. Семернева, Ф. Р. Сундуров, А. Н. Трайнин, М. Д. Шаргородский и другие авторы.
Количество работ монографического характера, посвященных непосредственно проблемам квалификацией действий лица при фактической ошибке, невелико. В этом направлении работали такие ученые, как Ф. Г. Гилязев,
B. Ф. Кириченко, В. А. Якушин.
В 1990-х годах, а также в первом десятилетии текущего столетия защищены несколько кандидатских диссертаций, посвященных проблемам определения
фактической и юридической ошибки. Согласно указанной норме, «непреодолимая ошибка относительно действия, составляющего уголовное правонарушение, исключает уголовную ответственность лица. Если, сообразно обстоятельствам совершения деяния и личности виновного, ошибка была преодолимой, правонарушение в этом случае наказывается как совершенное по неосторожности»51.
В ряде уголовных кодексов зарубежных стран содержатся нормы относительно ошибок в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния. На них следует остановиться отдельно.
Лишь в немногих странах законодатель уделил внимание проблеме так называемой «мнимой обороны», когда лицо под влиянием ошибки причиняет вред другому, при отсутствии факта нападения со стороны последнего.
Например, в Уголовном кодексе Латвийской республики закреплено понятие «мнимой обороны» и правила квалификации действий лица, причинившего вред в ее условиях.
Так, согласно статье 30 УК Латвийской республики оборона считается мнимой в том случае, когда не было реального нападения, указанного в статье 29 настоящего закона, лицо по ошибке считало, что такое нападение совершается (1). В случаях, когда обстоятельства происшествия давали основание для предположения, что совершается реальное нападение, а лицо, применившее средства обороны, не сознавало ошибочности такого предположения, к тому же оно не могло и не должно было сознавать его ошибочность, действия этого лица расцениваются как необходимая оборона.(2) Лицо, причинившее мнимому нападавшему вред, соответствующий признакам преступного деяния, и не осознававшее мнимость нападения, хотя при конкретных обстоятельствах оно должно было и могло сознавать его мнимость, подлежит ответственности за данное деяние как за совершенное по неосторожности (4)52.
51 Уголовный Кодекс Испании / ред. и предисл. Н. Ф. Кузнецовой и Ф. М. Решетникова. М.:Зерцало, 1998. С.43.
52 Уголовный Кодекс Латвийской Республики / науч. ред. и вступ. статья А.И.Лукашова и Э.А.Саркисовой. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 69.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Время генерации: 0.110, запросов: 962