Товаров:
На сумму:

Электронная библиотека диссертаций

Доставка любой диссертации в формате PDF и WORD за 250 руб. на e-mail - 20 мин. 800 000 наименований диссертаций и авторефератов. Все авторефераты диссертаций - БЕСПЛАТНО

Расширенный поиск

Юридическая природа автономии воли в международном частном праве

  • Автор:

    Третьяков, Сергей Васильевич

  • Шифр специальности:

    12.00.03

  • Научная степень:

    Кандидатская

  • Год защиты:

    2003

  • Место защиты:

    Москва

  • Количество страниц:

    204 с.

  • Стоимость:

    250 руб.

Страницы оглавления работы

Содержание.
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Глава I. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭВОЛЮЦИИ ДОКТРИНЫ АВТОНОМИИ ВОЛИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
§ 1. Генезис концепции автономии воли в международном
частном праве.
§ 2.Коллизионно-правовая модель автономии воли
ГЛАВА II. АВТОНОМИЯ ВОЛИ И ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ.
§ 1. Автономия воли и коллизионно-правовой метод регулирования в международном частном праве.
§ 2. Автономия воли и материально-правовое регулирование в международном частном праве.
Глава III. ЮРИДИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АВТОНОМИИ ВОЛИ
§ 1 .Автономия воли и национальная правовая система.
§ 2. Автономия воли и международный коммерческий арбитраж
БИБЛИОГРАФИЯ

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Настоящее исследование посвящено рассмотрению проблемы юридической конструкции автономии воли в международном частном праве. Актуальность данной проблематики обусловлена следующими обстоятельствами.
Бурное развитие международной торговли и глобализация экономических связей в последние десятилетия поставили вопрос об учёте особенностей, вытекающих из международного характера коммерческого оборота, на уровне национальных правовых систем. Как отмечает Н.Г. Вилкова, «Основной принцип глобализации состоит в приобретении экономикой характера не интернациональной, а глобализированной; в значительном снижении роли государства в осуществлении транснациональной экономической деятельности и её приспособлении к потребностям мирового экономического взаимодействия»'11 Это получило выражение, в частности, в интенсификации процессов международной унификации норм международного частного права, особенно широко и успешно развивающихся в последние десятилетия именно в сфере договорного права.
Необходимо иметь в виду наметившиеся в тот же период тенденции

«дерегламентации» , то есть уменьшения вмешательства национальных правовых систем в регулирование отношений в сфере международного коммерческого оборота. Экономической основой этой тенденции является сокращение вмешательства государства в экономические процессы в духе неолиберальных экономических теорий.'
1 Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М. 2002, с. 53.
2. Термин «дерегламентация» принадлежит германскому коллизионисту проф. Э. Жайме. См. Jayme Е. Identité culturelle et integration: le droit international prive postmoderne// Recueil des cours de l’Academie du droit international. La Haye. 1995. T. 251 (V). Leyde, 1996, p. 155.
3 О проникновении неолиберальной теоретической модели в правоведение см.: Kirchgassner G. Homo Oeconomicus. 2 Auf. Tubingen. 2000. Специально о возможностях данной теоретической модели в области теории договорных обязательств, см.: Ökonomische Analyse von Vertragen.// Hrsg. von W.Franz, H.Hesse, H. J. Ramser, M. Stadler. Tubingen. 2000., Rochfeld J. Cause et type de contrat. Paris. 1999, p. 112-123.

Кроме того, чрезвычайно широкое развитие международных хозяйственных связей, усложнение их содержания привело к возникновению как национально-правовом, так и на международно-правовом уровне проблему выработки такой модели правового регулирования, в рамках которой оказалось бы возможным учесть максимальное число разновидностей, вариантов указанных отношений.
Основной проблемой юридической регламентации отношений, складывающихся в сфере международного коммерческого оборота, является необходимость обеспечением такого правового регулирования, которое могло бы в наиболее полно отражать отмеченные тенденции интернационализации и усложнения указанных отношений при ограничении вмешательства государства.
Первым противоречием, которое необходимо отметить в этой связи, является противоречие между тенденцией интернационализации экономических отношений и национальным происхождением правовых норм, призванных регулировать эти отношения. Основным юридическим механизмом, в рамках которого ранее решалась эта проблема, был коллизионно-правовой метод. С одной стороны, применение этого метода обеспечивало равное положение различных национальных правопорядков, «притязающих» на регулирование определённого общественного отношения, осложнённого иностранным элементом. С другой стороны, с момента определения компетентного регулировать соответствующее отношение правопорядка оно становилось эквивалентным аналогичным отношениям, лишённым иностранного элемента. Последнее обстоятельство значительно снижает регулятивный потенциал этого классического механизма правового регулирования в сфере международного коммерческого оборота с учётом отмеченной тенденции к росту специализации указанной сферы. «Разделение экономически единого пространства на национальные правопорядки становится тормозом в реализации экономических отношений между ними, а управление глобальным пространством предполагает единообразное и

сторонами правопорядка, отличного от lex loci solutionis? Вот здесь-то и кроется некоторая двусмысленность, которая окажет затем существенное влияние на развитие коллизионно-правовой теории автономии воли. Чтобы ответить на поставленный вопрос, необходимо различать два случая в зависимости от того, была ли недвусмысленно выражена воля сторон в отношении права, подлежащего применению к соответствующему отношению. Если место исполнения обязательства недвусмысленным образом вытекает из сущности договора и стороны не выразили волю относительно применимого права, их молчание рассматривается как молчаливое согласие и служит просто обоснованием привязки. С другой стороны, необходимо иметь в виду, что понятие «место исполнения» может не совпадать с местом, где были произведены фактические действия, направленные на исполнение обязательства.(3э) Таким образом, субъекты могут легко обозначить в договоре место исполнения, которое не будет совпадать с местом, где будут произведены фактические действия по исполнению. Совершенно очевидно, что в этом последнем случае решающим фактором, определяющим применимое право, будет именно воля сторон обязательственного правоотношения.
Все эти несоответствия объясняются именно неестественным сочетанием «волевого» и «локализаторского» элемента в учении проф. Савиньи. Как отмечалось ранее, воля, однажды использованная в качестве решающего аргумента, обосновывающего ту или иную привязку, становится самостоятельным фактором прикрепления. Это « напряжение» между факторами воли и локализации в значительной мере определяют конструкцию коллизионной теории автономии воли.
Вторым важным обстоятельством, сформировавшим облик коллизионной теории, стало разграничение между «материально-правовой» и «коллизионной» отсылками, установленное германским цивилистом
35. Это разграничение на теорическом уровне было обосновано проф. Францом Леонгардом: Leonhard F. Erfüllungsort und Schuldort. Berlin. 1907.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Время генерации: 0.132, запросов: 962