Товаров:
На сумму:

Электронная библиотека диссертаций

Доставка любой диссертации в формате PDF и WORD за 250 руб. на e-mail - 20 мин. 800 000 наименований диссертаций и авторефератов. Все авторефераты диссертаций - БЕСПЛАТНО

Расширенный поиск

Презумпция знания закона и принцип несущественности юридической ошибки в уголовном праве России

  • Автор:

    Горячев, Илья Николаевич

  • Шифр специальности:

    12.00.08

  • Научная степень:

    Кандидатская

  • Год защиты:

    2010

  • Место защиты:

    Ярославль

  • Количество страниц:

    210 с. : ил.

  • Стоимость:

    250 руб.

Страницы оглавления работы

План
Глава I. Логико-лексический приём презюмировашш. Естественные (общелогнческие) и юридические презумпции: существенные признаки,
соотношение понятий, отличия от иных общелогическнх и правовых категорий
§ 1. Место предположений в познании. Релятивность истины и методологические основы
научного исследования
§ 2. Презюмирование как познавательный приём
§ 3. Структура и понятие естественной (общелогической) презумпции. Отграничение естественной (общелогической) презумпции от иных типов предположений. Презумпция
и аксиома. Презумпция и фикция
§ 4. Понятие юридической (правовой) презумпции и её инструментальная специфика
Глава II. Презумпция знания закона и принцип несущественности юридической ошибки: понятие, логико-философские основы действия, критерии разграничения
§ 1. Понятие естественной презумпции знания закона
§ 2. Понятие юридической презумпции знания закона. Принцип несущественности
юридической ошибки
§ 3. Условия статистической обоснованности предположения о знании закона
§ 4. Правила выдвижения презумпции знания закона
Глава III. Юридическая ошибка субъекта преступления и субъективное вменение
§ 1. Отражение предположения о знании закона и принципа несущественности
юридической ошибки в уголовном законодательстве
§ 2. Статистическая обоснованность предположения о знании закона в уголовном праве. Понятие и природа очевидности норм уголовного права. Существенный характер
юридической ошибки
§ 3. Оценка принципа несущественности юридической ошибки в уголовном праве с позиции принципа субъективного вменения и с точки зрения свободы воли. Свойство
извинитсльности юридической ошибки
§ 4. Институт обстоятельств, исключающих вину, с точки зрения психологической (предметной) теории и оценочной (нормативной) концепции
Глава IV. Юридико-технические аспекты законодательного закрепления последствий юридической ошибки в УК РФ
§ 1. Оценка института юридической небрежности
§ 2. Оценка предложений по включению осознания противоправности в содержание
интеллектуального момента умысла и неосторожности
§ 3. Норма-нсключение как возможное средство урегулирования последствий
юридической ошибки
Заключение
Список использованной литературы и других источников
Приложения
Приложение 1. Сводные данные по анкете №1
Приложение 2. Сводные данные по анкете №2
Приложение 3. Сводные данные по анкете №3
Приложение 4. Описание критериев отбора респондентов и обоснование использованных обобщений. Анализ полученных анкетных данных. Общие выводы
Актуальность темы исследования. С момента построения Уголовным кодексом (далее - УК) РСФСР 1926 г. формул умысла и неосторожности на основании признака осознания общественной опасности их содержание по сей день не претерпело принципиальных изменений. Современное уголовное законодательство России, так же как и советские уголовные законы, не соотносит вину лица с тем или иным уровнем юридического осознания, а её отсутствие - с какой-либо формой юридической ошибки.
УК РФ не закрепляет неосозпание противоправности в числе обстоятельств,
освобождающих от уголовной ответственности или устраняющих преступность деяния.
В то же . время состояние и динамика изменений всего российского
законодательства остро ставят проблему юридической ошибки субъекта преступления. В этом отношении необходимо отметить, что УК РФ содержит много спорных статей, а отдельные нормы уголовного закона сформулированы явно неудачно. Кроме того, за время своего существования УК претерпел множество редакций, не считая многочисленных актов Верховного Суда и Конституционного Суда РФ, изменивших трактовку уголовных законов и рамки их использования. В течение неполных четырнадцати лет правке подверглось более половины положений Общей части и около 90 процентов Особенной части УК - в первоначальном виде сохранилось в целом лишь около 20 процентов текста Кодекса. Нельзя не упомянуть и регулярно используемый, вопреки логике Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания”, гак называемый экстраординарный порядок вступления в силу федеральных законов, подрывающий веру в правовую осведомленность граждан. Экстраординарным порядком, т.е. с момента официального опубликования, приобрели силу большинство редакций УК. Изменения, внесенные в УК в 2010 г., также были введены в действие с момента официального опубликования соответствующих федеральных законов.
Проблема юридической ошибки не может рассматриваться без учета
межотраслевых связей уголовного законодательства. Анализ положений УК позволяет констатировать высокий уровень зависимости положений его Особенной части от предписаний иных нормативно-правовых актов. Широкое применение законодателем' бланкетного способа изложения диспозиций уголовно-правовых статей, другие формы взаимодействия уголовных законов с актами иной отраслевой принадлежности, а также постоянный процесс расширения и конкретизации объективного права в целом порождают своего рода “смешанную” противоправность деяний, “распыляя” основания и

условия уголовной ответственности между актами различной правовой специфики и юридической силы. Поскольку нормативные акты, попадающие в орбиту уголовного права, в том или ином отношении могут являться “ограниченным” источником уголовноправовых норм, постольку объёмы, качество и динамика изменений всего этого нормативного материала самым непосредственным образом влияют на способность адресатов уголовного закона осознавать пределы уголовной противоправности своего поведения.
С учетом среднего уровня юридической грамотности населения и реально используемых средств правовой пропаганды, мы полагаем, что во многих случаях вероятность истинности предположения об осознании субъектом конкретного преступления противоправного характера совершаемого им деяния, равно как обоснованность так называемой презумпции знания закона в целом, весьма невелики. Можно ли требовать адекватного понимания уголовно-правовых материй от граждан, не имеющих юридической подготовки, если даже профессиональные юристы зачастую не способны найти выход из многих правовых коллизий?
Несмотря на свою значимость и неоднократные попытки решения, проблема юридической ошибки субъеюа преступления ни на теоретическом, ни на законодательном уровне до сих пор не получила чёткой трактовки - этим, как мы полагаем, обусловлена актуальность темы настоящего исследования. Отправным пунктом в разработке вопроса юридической ошибки, по нашему мнению, является правильное понимание института вины в уголовном праве. Неиссякаемое внимание правоведов, уделяемое феномену вины и различным подходам к его интерпретации, служит ещё одним подтверждением актуальности темы настоящего исследования.
Состояние научной разработки проблемы. Презумпция знания закона во все времена притягивала внимание юристов. Множество научных исследований посвящено понятию презумпции, разграничению естественных и юридических презумпций, презумпций и фикций, а также отделению презумпций о г иных типов предположений. Разработкой различных аспектов общего понятия презумпции, а также понятия презумпции знания закона, в том числе па монографическом уровне, занимались: В.К. Бабаев, А.Х. Гольмстен, H.A. Гредескул, Ю.Г. Зуев, О.С. Иоффе, В.И. Каминская, Н.Ф. Качур, А.Ф. Клейнман, JI.JI. Кругликов, С.В. Курылев, О.Э. Лейст, И.А. Либус, Е.А. Нефедьев, В.А. Ойгензихт, К.К. Панько, И.В. Решетникова, Ю.А. Сериков, М.С. Строгович, Е.Б. Тарбогаева, H.H. Тарусина, A.A. Тилле, З.М. Черниловский, Г.В. Швеков, Я.Л. Штутин, а также другие авторы. Однако многие спорные вопросы в рамках изучения этих категорий так и не получили окончательного разрешения, что, на наш взгляд,

полную, трактовку знания правовой нормы - правильная правовая оценка (субсумпция) конкретной жизненной ситуации.
Итак, в разных случаях предметное содержание презумпции знания закона может относиться к различным уровням восприятия правовой информации: 1) знанию текста правового акта; 2) пониманию существа требований нормы права; и, наконец, 3) вытекающему из понимания нормы права осознанию правовой природы (юридического тождества) конкретного явления или акта человеческого поведения. Подчеркнем еще раз, что сейчас мы не затрагиваем вопроса о допустимости использования презумпции в доказывании тех или иных аспектов правового знания, но говорим лишь о содержательном потенциале презумпции знания закона. В дальнейшем, если иное не будет следовать из контекста, мы не будем акцентировать на этом внимание, равнозначно употребляя термины “знание”, “понимание”, “осознание” и проч., и подразумевая под ними весь спектр содержательных оттенков предположения о знании правовой нормы. Соответственно незнание закона, как опровержение предположения, также может быть отнесено к любому из указанных выше уровней. Мы полагаем также, что незнание закона может подразумевать под собой любые виды юридической ошибки: заблуждение, неведение, непонимание и т.д.97.
В целях выяснения логико-семантической природы рассматриваемого предположения вернёмся к предложенным выше структуре и понятию естественной (общелогической) презумпции. Основную закономерность, которую выражает презумпция знания закона, можно упрощенно представить так: “если закон существует, то, вероятно, он известен каждому адресату закона”. Утверждение, основанное на этой закономерности, может быть упрощенно представлено в форме сложного суждения: “если закон существует (наличный факт) и не доказано обратное, то закон известен каждому адресату закона (презюмируемый факт)”. Презумптивный вывод в конкретном случае применения естественной презумпции знания закона выражается суждением типа: “лицо (группа лиц) знает закон”.
Одной из характерных особенностей всех презумптивных положений мы назвали способность к опровержению: поскольку предположение об известности правовых норм не может быть построено на основании полной индукции и всегда является вероятностной
97 “Во всяком случае, и неведение, и заблуждение предполагают отсутствие сознания действительности” (Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 232). Н.С. Таганцев, однако, резко отделял случаи сомнения в свойствах совершаемого деяния, которое, по мнению ученого, не должно устранять вменения учиненного в вину ни при ошибке фактического рода, ни при ошибке юридической (Там же. С. 232. 237). Конечно, каждый из этих терминов: заблуждение, ошибка, неведение, неосведомленность, непонимание и т.д., - имеет свои содержательные оттенки, однако в цели настоящего исследования их обстоятельное изучение не входит.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

Время генерации: 0.179, запросов: 962