Толстой и Фет: два прочтения Шопенгауэра

Толстой и Фет: два прочтения Шопенгауэра

Автор: Монин, Максим Александрович

Шифр специальности: 09.00.13

Научная степень: Кандидатская

Год защиты: 2001

Место защиты: Москва

Количество страниц: 165 с.

Артикул: 332393

Автор: Монин, Максим Александрович

Стоимость: 250 руб.

Толстой и Фет: два прочтения Шопенгауэра  Толстой и Фет: два прочтения Шопенгауэра  Толстой и Фет: два прочтения Шопенгауэра  Толстой и Фет: два прочтения Шопенгауэра 

Оглавление
Введение
Философия и литература в веке их движение навстречу друг другу их несовместимость и последствия соединения друг с
другом.2
Литература


Результатом осознания этого кризиса стал поиск таких основ и таких путей, которые могли бы вывести за рамки не только сложившихся жанров высокого письма, по и всей просвещенческой культурной парадигмы. Так, Толстой увидел для себя выход в возврате к истине христианской религии, и его ответ можно считать рафинированной формой одной из важнейших тенденций в культуре второй половины века. Европе шел процесс преобразования религиозной энергии. Возврат к религиозной традиции эта та, неупомянутая Гадамером и Вейдле, составляющая европейского культурного процесса, о которой придется вспомнить еще не раз, говоря о главных героях работы Толстом и Фете. Хотя В. Страда в своей оценке происходящих в Европе изменений стоит на иных, чтобы не сказать противоположных, позициях по отношению к Вейдле, но правы оба оборотной стороной каждого достижения эпохи была утрата, а оборотной стороной сближения с иным был разрыв с собственным. Для подтверждения сказанному вернемся к цитированным выше словам Вейдле о разрыве автора с самим собой и одновременно к теме работы в узком смысле этого слова, то есть, к восприятию Шопенгауэра Фетом и Толстым. Приведенная выше историческая преамбула вместе с попыткой рассмотрения литературных и личных судеб обоих авторов в едином контексте позволяет поновому взглянуть на то, что традиционно трактовалось и трактуется как личный недостаток, присущий каждому из них. Фета, так и в творчестве Толстого. Д. Мережковским в книге Л. Толстой и Достоевский, где Мережковский писал, что в Л. Толстом живут и всегда жили два не только отдельные, но иногда и совершенно друг другу противоположные, враждебные существа . Аким и великий подлинный язычник, дядя Брошка . Ту же мысли высказывали позже В. Эрн , Н. Михайловский , А. Скабичевский, Плеханов, С. Булгаков и др. Что же касается А. Фета, то мысль о его внутренней раздвоенности сыграла в восприятии наследия поэта современниками и потомками еще большую роль без преувеличения можно сказать, что практически все оно прошло под знаком двустишия А. Жемчужникова Искупят прозу Шеншина Стихи пленительные Фета. В опубликованной в году статье В. Лазурского Фет как поэт, переводчик и мыслитель в значительной степени задавшей тон всей последующей литературе о Фете, насколько высоко оценивался в Фете поэт, настолько же низко мыслитель Лазурский писал, что Фет был решительно не на своем месте, когда выступал в роли публициста. Эта область требует значительного запаса фактических данных, научных сведений, значительных аналитических и критических способностей ума, а Фет ни того, ни другого не имел, и потому явился в этой области малосодержательным и неинтересным. Сопоставление оценок, высказанных в адрес двух знаковых фигур русской поэзии и прозы т орой половины века заставляет думать о какомто органическом пороке писателей эпохи, пороке, которого были, очевидно, лишены их многочисленные читатели и критики. Даже суждение критиков Толстого и Фета, разделяющее продукты их творчества на произведения художника и произведения мыслителя как будто возможность такого разделения есть что то само собой разумеющееся есть симптом этого кризисного мироощущения. Впрочем, вышеприведенное суждение критиков обоих писателей по меньшей мере поверхностно анализ произведений Толстого и Фета показывает, сколько усилий затратил каждый из них на уяснение взаимоотношений отныненесовместимого. При этом философия Шопенгауэра была для Фета и Толстою поистине мечом, врачующим нанесенные им раны. Речь, конечно, идет не о том, что каждый из них вычитал из Шопенгауэра новость о распаде единой картины мира, а о том, что философские интуиции Шопенгауэра шли навстречу их собственным поискам и, так сказать, артикулировали их. Но почему и для Фета, и для Толстого усвоение шопенгауэровской философии привело к внутреннему разрыву, в равной мере очевидному и им самим, и сторонним наблюдателям Этот вопрос, в свою очередь, распадается на два других вопроса а почему Фет и Толстой относились к написанному Шопенгауэром гак серьезно и б почему результат их усвоения Шопенгауэра оказался именно таким.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

28.06.2016

+ 100 бесплатных диссертаций

Дорогие друзья, в раздел "Бесплатные диссертации" добавлено 100 новых диссертаций. Желаем новых научных ...

15.02.2015

Добавлено 41611 диссертаций РГБ

В каталог сайта http://new-disser.ru добавлено новые диссертации РГБ 2013-2014 года. Желаем новых научных ...


Все новости

Время генерации: 0.237, запросов: 111