Время и бытие в философии Аристотеля, Гуссерля и Хайдеггера

Время и бытие в философии Аристотеля, Гуссерля и Хайдеггера

Автор: Черняков, Алексей Григорьевич

Шифр специальности: 09.00.03

Научная степень: Докторская

Год защиты: 2003

Место защиты: Москва

Количество страниц: 483 с.

Артикул: 2336903

Автор: Черняков, Алексей Григорьевич

Стоимость: 250 руб.



Только единственное, однократное допускает подлинное возобновление. Подобное возобновление невозможно как простое воспроизведение, механическое повторение ведь время стало иным и иной стала акустика текста та же артикуляция порождает иной звук. Возобновление всегда поступок мысли, а поступки не повторяются. Возобновление не есть угадывание всеобщего, стоящего за единичными историческими событиями философствования. Поздняя философия отдает себе отчет в том, что историческое не есть лишь некий испорченный, несобственный текст мышления, в котором полуденное философское сознание вычитывает подлинное спекулятивное значение, историческое нельзя снять в логическом как привходящее. Признание целостности истины должно состоять в том, чтобы научиться жить в многомерном пространстве смыслов, охватывающем как синхронию логического движения, так и диахронию порождения смыслов. V. , 4. Этот вопрос таков i . Ii. Ii. Философские понятия, философские топики, мотивы философствования всегда скрывают в себе след своего становления они соотносятся друг с другом не только в синхронном срезе формальных ходов мысли, но пусть скрыто во всей хронологической глубине, во всей своей в том числе и лингвистической родословной. Историческое нельзя снять в логическом еще и потому, что философский логос не может быть до конца высвобожден из стихии речи, конкретного исторического языка и превращен в беззвучное, умное соотнесение чистых понятий в некоей эйдетической стихии, соотнесение, которое может быть беспрепятственно оглашено и сохранено в языке. Здесь мы сталкиваемся со своеволием дзыка, с его изначально созидающим, поэтическим измерением как препятствием к эйдетическому развоплощению философской речи. Препятствием, преодолеть которое оказалось не под силу ни героизму духа Гегель, ни героизму разума Гуссерль. Когда мы начинаем время начинает осваивать пространство молчания, немедленно обнаруживается, что стремящийся избежать недомолвок и двусмысленностей философский текст в действительности полон нераскрытых намеков. Попытки достичь абсолютной ясности, абсолютной недвусмысленности всегда оказываются незавершенными, неисполненными, безнадежными. То, что задумывалось как изваянная в речи, законченная, довлеющая себе и умозрению, а стало быть принудительная для ума пластическая форма смотри же, становится поводом для множащихся и часто противоречивых толкований, предметом вожделеющего понимания, которое вновь и вновь дописывает и переписывает текст, множит его оттиски. Толкование, стремясь повторить движение классического текста, прокладывает новые пути. А нельзя ли думать иначе. У Платона в Софисте Чужеземец замышляет отцеубийство т. Но разве не сама Необходимость, не сама Ананкэ провела Парменидаученика кобро сквозь ворота путей дня и ночи туда, где ему и было дано откровение о бытии Что же, Чужеземец полагает, что необходимость ведома ему лучше, что Ананкэ больше благоволит ему, чем отцу, и говорит с ним правдивее Но нельзя же приписывать самой Необходимости, держащей сущее в прочных узах предела, изменчивый нрав. Или бог, чье имя не названо, ибо он связан с запретным, безвидным и беззвучным путем фр. Но и верность отцам, добрая воля толкователя, желание идти под власть текста заставляет снова и снова задавать вопрос А нельзя ли думать иначе Ведь к этому вынуждает сама претензия толкуемого текста на абсолютность и всеохватность, которую должно принимать всерьез. Разумеется, иначе определяется по отношению к уже имеющемуся и определенным образом понятому. Без соотнесения, без переклички с прежним началом нет начала нового. В тексте Просмия парменидозой поэмы упоминаются Празда Дико именно она хранит ключи от ворот дня и ночи, Справедливость Фемида и Истина Алетея. Но некоторые античные писатели полагали, что Богиня, в чьи уста вложено откровение о бытии, это Ананкэ, Необходимость. Могучая Ананкэ держит сущее в узах предела фр. Симпликий, она н есть определение, определенность сущего для Парменида это не значит каждого сущего, но сущего как такового, как сущего.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

28.06.2016

+ 100 бесплатных диссертаций

Дорогие друзья, в раздел "Бесплатные диссертации" добавлено 100 новых диссертаций. Желаем новых научных ...

15.02.2015

Добавлено 41611 диссертаций РГБ

В каталог сайта http://new-disser.ru добавлено новые диссертации РГБ 2013-2014 года. Желаем новых научных ...


Все новости

Время генерации: 0.197, запросов: 111