Город в государстве Тевтонского ордена в XIII - первой половине XY в. по материалам средневековой Пруссии

Город в государстве Тевтонского ордена в XIII - первой половине XY в. по материалам средневековой Пруссии

Автор: Масан, Александр Николаевич

Шифр специальности: 07.00.03

Научная степень: Кандидатская

Год защиты: 1989

Место защиты: Москва

Количество страниц: 338 с.

Артикул: 4023959

Автор: Масан, Александр Николаевич

Стоимость: 250 руб.

ВВЕДЕНИЕ
Государство Тевтонского ордена в Пруссии сыграло непродолжительную, но заметную роль в политической и социальноэкономической истории ЮгоЗосточной Прибалтики. В результате агрессии тевтонских рыцарей или под ее влиянием в ХШХУ вв. существенно изменилась политическая карта региона, усложнились межэтнические границы, наконец, в самой Пруссии произошли коренные перемены в общественных отношениях. Орденское государство было на протяжении двух веков важнейшим фактором напряженности в регионе и инициатором ряда феодальных войн, которые сопровождались истреблением населения, уничтожением материальных ценностей, бесконечными грабежами соседних земель. Марксистская историческая наука вскрыла агрессивную сущность германской феодальной экспансии, в том числе орденской агрессии против славянских и балтофинских племен и народностей, развенчала и остро критикует концепции буржуазной историографии, которая стремилась и в настоящее время пытается оправдать феодальноколониальные захваты немецкого рыцарства теорией культурной миссии немцев в Центральной и Восточной Европе.
Однако марксистское исследование истории не может сводиться лишь к констатации отрицательного характера того или иного явления или же ограничиваться критикой буржуазных концепций, ненаучно интерпре тирующих его. Ф.Энгельс считал необходимым постигать, исследовать положительную сторону отрицательных элементов, действующих в ходе истории С этой точки зрения было бы неправомерно видеть в ис тории средневековой Пруссии лишь бесконечные войны и захваты, а изучение самой этой истории подменять априорными тезисами о якобы изначально и всецело милитаристском и реакционном характере всего того, что скрывалось под выражением государство Тевтонского ордена. Ведь захвату повсюду очень скоро приходит конец. Когда для захвата ничего уже более не остается, нужно перейти к производ
ству2. Как и в любом другом феодальном государстве, в средневековой Пруссии положительную сторону и основу всего развития составля
ла деятельность трудящихся, незаметная работа угнетенных классов .
Предметом настоящей диссертации является история города в государстве Тевтонского ордена. Марксистская историческая мысль рассматривает город и связанное с ним простое товарное производство в качестве важнейшего фактора прогрессивной эволюции феодального общества и необходимого условия расцвета европейского феодализма4. По мере разделения труда между городом и деревней, как отмечал Маркс,
видоизменялось и все общество. Город и его население олицетворяли собой дальнейшее развитие производства и торговых отношений,
образования, социальных и политических учреждений . Именно бюргерство довело преимущественно ремесленную промышленность и обмен продуктов внутри феодального общества до сравнительно высокой ступени развития,, Этим был подготовлен громадный переворот в экономических условиях жизни общества .
Средневековый город представлял собой в социальноэкономическом плане новый элемент феодального общества. Его новизна заключалась в тех специфических функциях, которые сосредоточились в нем вследствие общественного разделения труда. Феодальный город был средоточием преимущественно неземледельческих занятий, прежде всего специализированного ремесла и обмена. В исследовательском плане это создает иллюзию отрыва городского мелкотоварного уклада от феодализма, его выход за рамки феодального способа производства. В действительности же ремесленный тип производства качественно не отличался от крестьянского, ибо он имел такой же мелкий, простой и индивидуальный характер. И в городе, и в деревне непосредственный производитель был соединен со средствами производства. Разницу обычно видят в том, что, в отличие от крестьянина, городской ремесленник не подвергался феодальной эксплуатации, не платил феодальную

ренту, был полным собственником средств и условий производства .
Из этого следует, что феодализм на развитой стадии имел отраслевой характер он господствовал в деревне, в сельском хозяйстве, но не имел никакого отношения к городской промышленности. Такое представление неправомерно, ибо ремесленное производство, по Марксу,
это элемент базиса феодального способа производства .
В городском ремесле земля не была основным средством производства. Но земля это еще и всеобщий предмет человеческого труда, и всеобщее средство труда, дающее рабочему осиз i место, на котором он стоит, а его процессу сферу действия Без этого и других средств процесса труда зданий, каналов, дорог последний или совсем невозможен, или может происходить лишь в неоо
вершенном виде. Значение этих качеств земли с развитием городов и товарного обмена по сравнению с ранним средневековьем неизмеримо возросло. Но усиливалось и значение новых форм феодального присвоения, не связанных с наделением непосредственных производителей землей. Особыми формами такого присвоения стали сеньориальные рентные права регалии, баналитеты, пошлины, которые и позволяли феодалам эксплуатировать свободное городское население.
Рентные отношения существовали в самой городской среде, так как земля, жилые и производственные сооружения, особенно в крупных городах, были, как правило, собственностью феодализированной патрицианской верхушки и церковных учреждений. Таким образом, нельзя исключать город из сферы рентных отношений. В противном случае невозможно объяснить заинтересованность феодалов в основании городов, например, в той же Пруссии ХШХ1У вв.
Другой методологически важный вопрос касается социальной природы средневекового бюргерства. Некоторые историки определяют его как общественный класс. Думается, более обоснован взгляд на бюргерство
в широком смысле этого понятия как на сословие феодального общества. К.Маркс и Ф.Энгельс отмечали, что беглые крепостные, за счет которых формировалось население городов, не вышли за рамки сословного строя, а только образовали новое сословие. . Гетерогенность горожан, состоявших из ремесленников, купцов, лиц свободных профессий, служащих, наемных работников, не позволяет рассматривать их в качестве класса. Эти разнородные социальнопрофессиональные группы образовывали в каждом городе корпорацию городскую общину, обладавшую определенным комплексом прав и привилегий. Сословные привилегии обеспечивали полноправным горожанам возможность участвовать в торговоремесленной деятельности и защищали их от феодального произвола. Таким образом, термин сословие наиболее адекватно отражает сущность и положение бюргерства в структуре феодального общества.
В истории государства Тевтонского ордена бюргерство сыграло большую роль. Уже само преобразование южных и юговосточных берегов Балтики, отмечал К.Маркс, произошло частично благодаря торговой предприимчивости немецких бюргеров, частично при помощи меча немецких рыцарей. . По мнению Ф. Энгельса, в Пруссии и Ливонии суще
ствовали феодальные колонии военных рыцарских орденов, которые на востоке Европы пролагали пути для . систематической германизации при посредстве торговой и промышленной буржуазии, социальное и политическое значение которой, начиная с ХУ века, в Германии возрастало так же, как и в остальных странах Западной Европы
Так называемая Остэльбия была относительно слабоурбанизованной
зоной. Однако всякое общее лишь приблизительно охватывает все от
дельные предметы . Историки, изучающие поздний феодализм, отмечают, что на территории бывшего орденского государства, в польской провинции Королевская Пруссия, где мещанство было богато и в от
личие от остальных польских земель не потеряло своего политического веса, темпы закрепощения были заметно ниже, нежели в остальных землях Польши . В северных областях соседнего Прусского гер
цогства крепостное право также не получило распространения .
Несомненно, явления такого рода были связаны с развитием в период классического феодализма товарного хозяйства, которое формировалось прежде всего за счет и под воздействием города центра товарного производства и обмена. Отсюда вытекает актуальность изучения города в государстве Тевтонского ордена.
Советская медиевистика еще не осветила предпосылки и специфику урбанизации ЮгоВосточной Прибалтики, хронологические рамки и динамику этого процесса, социальноэкономический облик прусского средневекового города, взаимоотношения бюргерства и Тевтонского ордена, вклад горожан в ликвидацию агрессивного орденского государства и другие вопросы, без исследования которых невозможно глубокое понимание экономических и политических процессов, протекавших в ЮгоВосточной Прибалтике в ХШХУ вв. Весьма актуальным представляется выяснение роли и значения орденских городов в системе международных торговоэкономических связей и в формировании элементов международного разделения труда. Этот аспект истории прусского средневекового города имеет прямой выход на экономическую историю ЮгоЗападной Руси, важнейшие центры которой оживленно торговали с ганзейскими городами Пруссии.
Актуальность


Христиан не апостол, а захватчик. Пруссию польских рыцарей, миссионер был изгнан . Эти предположения, однако, не подтверждаются источниками. Неудачу епископа можно объяснить, вопервых, слабостью прусской знати, которая, как показали последующие события, располагала очень незначительными политическими и военными возможностями и не представляла собой сплоченного материальными и социальными интересами слоя. Таким образом, земельные пожалования епископу Христиану при более внимательном рассмотрении вовсе не свидетельствуют о существовании крупного землевладения прусской родоплеменной знати. Но часто хронист обозначает этих владельцев термином , как бы оттеняя их служебное положение . Почему в замках находились вожди, кастеляны и капитаны с воинами, не требует объяснений шла война против рыцарей. В пограничных районах, к примеру, в тех, которые посетил в IX в. Вульфстан, система замков была необходима, но вдали от границ знать проживала в незащищенных домах, которые в латиноязычных источниках НаЗЫВа
лись ii п . Повидимому, эти дома внешне отличались от жилищ рядовых пруссов. Они были окружены хозяйственными постройками
и жилищами челяди ii . В орденских актах и хрониках такие дворы и примыкавшие к ним угодья рассматривались как i ра нобилей. Но характерно, что Петр из Дусбурга, повествуя о разорении рыцарями множества деревень, ни разу не обмолвился о том, чтобы эти деревни имели владельцев. Ятвягии частновладельческих сел . ВИТ. Пашуто замечает по поводу подобных сел, что их населяли крестьяне. К сожалению, источники не содержат данных на этот счет. Прусская родоплеменная знать еще не была знатью раннефеодальной, хотя она и отличалась от основной массы пруссов большим богатством, в том числе большими земельными угодьями. В хозяйствах нобилей играла уже большую роль эксплуатация несвободных челядников, патриархальных рабов, в которых обращались военнопленные иноплеменники. Соплеменники становились рабами, повидимому, лишь в исключительных случаях, так как от социальной деградации их спасал обычай взаимопомощи, о котором упоминает Петр из Дусбурга, Нобили весьма дорожили рабами. В период завоевания Пруссии предатели из числа знати укрывались в орденских замках i ii . Если же рыцари хотели наказать того или иного нобиля, то они уничтожали или захватывали в плен не только его семью , но и челядь6. Основной слой прусского общества накануне немецкого завоевания составляли свободные общинникивоины, что в принципе зафиксировано да
же в Христбургском договоре. Органы власти, существовавшие у пруссов накануне и в период орденской агрессии в еще не захваченных рыцарями землях, были органами военной демократии. Главную роль в
пределах племенных земель играли советы старейшин . Участниками советов были представители знатных семейств. Постоянных военных вождей, за исключением ятвягов, у пруссов еще не было. Перед началом военных действий на собрании воинов избирался x i . Примечательно, что в г. Святополка, который также боролся против Тевтонского ордена . В
г. В.Т. Пашуто неоднократно отмечал, что в Пруссии существовала конфедерация земель, которая, однако, не была прочным политическим союзом, какой возник позднее в Литве. Он писал, что едва ли пруссы всех земель выступали когдалибо едино. Этому препятствовали распри в среде нобилитета . Повидимому, причина того, что в Пруссии не возникла прочная конфедерация племен заключалась не в распрях знати, о которых, в сущности, ничего и неизвестно. В соседней Литве, которая экономически и политически намного опережала Пруссию, шла острая внутренняя борьба, но это лишь усиливало Литовское государство, ибо власть все более концентрировалась в руках старших князей. Ничего подобного в прусских землях не наблюдалось, так как прусское общество, в отличие от литовского, экономически еще не дозрело до прочной конфедерации земель. Поэтому неслучайно замечание Адама Бременского о том, что пруссы не желают терпеть в своей среде никаких господ . Галл Аноним также писал о них, как о племенах, которые существуют без короля, без закона.

Рекомендуемые диссертации данного раздела

28.06.2016

+ 100 бесплатных диссертаций

Дорогие друзья, в раздел "Бесплатные диссертации" добавлено 100 новых диссертаций. Желаем новых научных ...

15.02.2015

Добавлено 41611 диссертаций РГБ

В каталог сайта http://new-disser.ru добавлено новые диссертации РГБ 2013-2014 года. Желаем новых научных ...


Все новости

Время генерации: 0.203, запросов: 113